четверг, 20 апреля 2017 г.

«Паприка» Ясутака Цуцуи




Роман опубликован в 1993 году


Даже те, кто на дух не переносит аниме, наверняка слышали о «Паприке», адаптации одноименного романа Ясутаки Цуцуи талантливым режиссером Сатоси Коном, номинировано в 2006 году на «Золотого льва» в Венеции. Яркий, причудливый, с гениальным музыкальным рядом, анимационный фильм буквально завораживает, чего не скажешь о первоисточнике. В Японии Цуцуи считается большим мастером своего дела. Роман «Паприка» представляет собой странную смесь сюрреализма, научной фантастики и психологии сновидений.


История начинается с исследований доктора Ацуко Тиба, психиатра исследователя в области теории сновидений, и технического гения с избыточным весом, разработавшим миниатюрный прибор, позволяющий проникать в сновидения пациентов и выводить их из тяжелых состояний. Когда сотрудники института психиатрии один за другим сходят с ума, при попытке лечить пациентов при помощи новой технологии, доктор Тиба, используя свое альтер-эго, Паприку, прославившуюся в Токио как непревзойденный «сыщик снов», пытается выяснить, кто стоит за этой диверсией. Проникая в мир чужих снов, читатель погружается в подсознательные желания и страхи множества персонажей.


Те, кто ожидает от книги той же яркости и фантасмагории,  которую демонстрирует Сатоси Кон, скорее всего, будут крайне разочарованы. Большую часть книги вас ожидают внутрикорпоративные разборки, довольно скучные и малопонятные всем, кто мало знаком с Японией. Все персонажи, кроме самой Парики, схематичны и неубедительны. Все(!) они влюблены в нее, включая журналистов, явившихся на пресс-конференцию. Отношения доктора Тиба и Токиты напоминают абсолютно голливудский сюжет о красавице и чудовище, плосковатый и выхолощенный.


Даже персонажи, враждующие с Паприкой, в какой-то момент, преподносятся через тошнотворную сексуальную линзу. Они не находят лучшего реванша в профессиональном споре, чем насилие. Те, кто читал роман в подлиннике, говорят, что в этой сцене Цуции использует едкий черный юмор (по-японски), но в русском переводе все это выглядит чудовищно.



По сравнению с визуальным языком Кона, проза Цуцуи кажется предельно скучной, а местами еще и глупой. Дочитать роман до финала – работа не из легких. «Паприка» воспринимается как психосексуальная драма, в которой психо слишком утомительно, сексуальное смешно, а драмы и вовсе не существует. 


Комментариев нет:

Отправить комментарий