воскресенье, 26 июня 2016 г.

"Реквием" Грэм Джойс




Роман опубликован в 1995 году. Лауреат Британской премии фэнтези за 1996 год.



Окруженный маскультурой современный читатель, скорее всего, очень удивится, узнав, что задолго до Дэна Брауна провокационную тему апокрифических текстов исследовал британский писатель Грэм Джойс, но сделал это куда талантливей и тактичней. Результат этого исследования – жаркий как пустыня, галлюциногенный, как миражный морок, сложный, как головоломка роман «Реквием»


Сказать , о чем этот роман, в двух словах никак не получается. Он сложен и многомерен, как все, что выходило из-под пера Грэма Джойса. Если говорить поверхностно, это роман о смерти любимого человека, и о безумии оставшегося жить здесь и сейчас. Но такое определение является предельным упрощением. Этот многослойный роман читается на разных уровнях, в том числе и концептуальных. Это история о любви и ее отсутствии, об искушении и искуплении, о браке, скорби и дружбе, об экзотическом путешествии  и сложности человеческих отношений. Это история о политике и цивилизационном арабо-израильском конфликте в декорациях Иерусалима. Это история, вплетающая в свой магический узор, христианские апокрифы, персидскую магию, иудейские традиции, арабскую борьбу.


Магистральная сюжетная линия вращается вокруг школьного учителя Тома Уэбстера, переживающего глубочайший кризис после смерти жены. Поле неприятного инцидента в школе, он уходит в отставку и направляется в Иерусалим на поиски Шерон, своей лучшей подруги по колледжу. По стечению обстоятельств, он останавливается в скромной гостинице, где знакомится со странным мудрецом Дэвидом Фельдбергом. Едва завязав дружбу с Томом, Дэвид, умирая, завещает ему редчайший свиток Мертвого моря.


Том, то ли на яву, то ли в бреду, в самых неподходящих местах видит зловещую старуху, посылающую ему загадочные сообщения в самых неожиданных местах. Отыскав Шерон, Том все глубже погружается в липкую паутину сна на яву, его психическое состояние становится все более неустойчивым, зыбким.


Пока, из воспоминаний Тома, читатель знакомится с историй Тома и его погибшей жены, подопечный Шерон, переводчик и наркоман, занимается расшифровкой свитка с весьма провокационным содержанием. Анализируя руины своего брака в своем прошлом, Том, изо всех сил, пытается сохранить от полного разрушения свою психику в настоящем.



Резкий и мрачный роман психологического распада в сочетании с провокационной спекуляцией о происхождении христианства как шокирует, так и завораживает. Колоритные персонажи, неподражаемая декорация в виде Иерусалима времен последнего периода первой интифады, чья атмосфера наполнена библейскими аллюзиями , ужасом и напряжением, сопровождающими конфликт между израильтянами и палестинцами. Да и сам свиток, то ли был, то ли не был. Или его расшифровка, то ли правда, то ли галлюцинация наркомана-переводчика, не оскорбляет чувства читателей христиан, но ловко кристаллизует.


воскресенье, 19 июня 2016 г.

"Узник Неба" Карлос Руис Сафон




Роман опубликован в 2011 году. Стал международным бестселлером в десятках стран.




Как не удивительно, но Карлос Руис Сафон читает не бумажные книги, а пользуется электронным ридером, в то время как созданные им герои – настоящие книголюбы, считающие редкие книги настоящим сокровищем.
«Узник неба» является третьим романом, действия которого вращаются вокруг книжного магазина «Семпере и Сыновья» и Кладбища забытых книг, легендарного хранилища в Барселоне, где избранным можно взять единственную книгу на всю жизнь и стать ее хранителем.



Сам автор утверждает, что его книги не обязательно читать в хронологическом порядке, но начинать чтение цикла «Кладбище забытых книг» с романа «Узник неба» явно не стоит. Эта книга, скорее, дополнение к двум предыдущим. Роман дает недостающие ответы на то, что случилось с Дэвидом Мартином, талантливым писателем, заключившим фаустовскую сделку в романе «Игра ангела», и к матери Даниэля, юного героя из романа «Тень ветра».


Возможно, роман послужит лишь мостом для очередной истории, открытый финал дает такую надежду поклонникам цикла, каждый из романов которого, вращается вокруг конкретной редкой книги. На сей раз такой книгой служит редкое издание романа Александра Дюма «Граф Монте-Кристо». Главная тема «Узника неба», соответственно, противоправное лишение свободы и месть.


Канун Рождества 1957 года, магазину «Семпере и Сыновья» явно не хватает клиентов, а счета и долги накапливаются. И в такое время, в магазин является человек с фарфоровой рукой, и покупает самую дорогую книгу в магазине, «Граф Монте—Кристо», редкое издание. Но, вместо того, чтобы унести ее с собой, странный клиент делает на ней странную надпись, адресованную Фермину.


Таким образом, Фермин Ромеро де Торрес становится героем романа в романе, отмеченного голодом, лишениями, пытками и невероятным побегом из непреступной тюрьмы, замка Монжуик, куда Фермин был заключен в 1940 году. В замке он встретил еще одного заключенного, писателя Дэвида Мартина, которого терзает комендант крепости, в прошлом бесталанный писака Маурисио Вальс, а в подземельях замка «царствует» палач и садист Фумеро.


Слог Сафона по-прежнему невероятно хорош, и он подкрепляется рядом беспроигрышных персонажей, любой из которых похож на знаковых герое Голливуда. Таинственный незнакомец, создающий атмосферу тревоги и предвкушения тайны. Мрачные тюремные сцены, которые скрашивает ироничный характер Фермина, сыплющего фаталистическими афоризмами и остротами. Образ Фермина удачно спасает даже несколько провальных моментов, которые без него превратились бы в откровенно скучные.



В финале остается все еще много вопросов без ответов и намек на продолжение истории. 


воскресенье, 12 июня 2016 г.

"Обретение крыльев" Сью Монк Кид




Роман опубликован 7 января 2014 года





В предыдущем романе Сью Монк Кид, «Тайная жизнь пчел», 14-летняя белая девочка и черная прислуга ее семьи объединяют свои усилия в борьбе за гражданские права чернокожих в Южной Каролине. В романе «Обретение крыльев», действие которого разворачивается все в той же Южной Каролине, перед читателями предстает еще один необычный дуэт: рабыня и дочь семьи, владеющей ею.


История начинается в Чарльстоне в 1803 году. На одиннадцатый день рождения Сара Гримке получает в подарок Хетти, перевязанную лиловой лентой чернокожую рабыню примерно одного с ней возраста. Ставшая в раннем детстве свидетельницей жестокого наказания домашних рабов, которое привело к серьезной психологической травме (Сара сильно заикается), девочка пытается вернуть «подарок» матери. Когда эта попытка не удается, она пишет вольную, в соответствии с законом, но которую родители просто уничтожают.


Тогда Сара начинает относится к своей рабыни по-сестрински: устраивает пикник на крыше, учит ее читать и писать. Последнее действие – серьезное уголовное преступление. Чтобы обуздать непокорную дочь, отец лишает Сару самого дорого – возможности пользоваться его библиотекой. А ведь девочка мечтала стать первой женщиной юристом в США.


К чести, Сью Монк Кид не настаивает на тесной дружбе между своими героинями. Они любят друг друга, но отношения между ними сложные, порой напряженные. Сара – из чувства вины, из знания, что имена рабов записаны в амбарной книге сразу после хозяйственного инвентаря.


Повествование ведется попеременно, от имени Хети и от имени Сары, охватывая 35 лет их жизни. В то время как Сара читает Вольтера и изучает латынь, мать Хетти, Шарлотта, мятежная и талантливая швея, тайно сшивает лоскутное одеяло, рассказывающее история ее семьи, историю рабства. Естественно, Хетти не доверяет всем белым, даже благонамеренной Саре, и вскоре, подобно Шарлотте, вырастает в мятежную личность. По-настоящему мощные страницы романа посвящены именно ей, как большая часть сочувствия читателей.


Однако само название книги говорит о стремлении к свободе обеих героинь, осмелившимся бросить вызов существующим порядкам и среде – одна открыто, другая  - тайно.


Что может быть новостью для читателей, так это тот факт, что Сара Гримке – реальная историческая фигура – борец за права женщин, отмену рабства и смертной казни в США, представительница рабовладельческой семьи из Чарльстона. Вместе с сестрой Ангелиной (Нина) и ее мужем, Теодором Уэлдом, она написала книгу  об американском рабстве за 13 лет до знаменитой «Хижины дяди Тома» Гарриет Бичер-Стоу.


Имена сестер Гримке, гремевшие по всей Америке, ныне почти забыты, и Сью Монк Кид пытается исправить эту несправедливость.  Рабыня по имени Хетти действительно присутствовала в жизни Сары Гримке, но умерла еще в детстве.



Примечательно, что из двух рассказчиц, Хетти выглядит и более правдоподобно,  и более  эмоционально, тогда как образ Сары выглядит схематично и скованно, что не идет на пользу роману. Не избежала Кид и откровенно фальшивых моментов, которые тоже не добавляют роману очков. С другой стороны, в книге присутствуют и очень мощные, эмоциональные сцены, которые, впрочем, не позволили превзойти автору свой же роман «Тайная жизнь пчел».

воскресенье, 5 июня 2016 г.

«Весь невидимый нам свет» Энтони Дорр




Роман опубликован 6 мая 2014 года. в 2015 году стал лауреатом Пулитцеровской премии.



Энтони Дорр написал очень увлекательный роман. Каждая страница этой истории затягивает читателя. Роман «Весь невидимый нам свет»  - одна из тех книг, в которых талант рассказчика преодолевает стилистические недостатки, и, в конечном итоге, заслуживает высокой оценки.


История разворачивается в Германии и Франции до и во время фашистской оккупации последней. Живое воображение Дорра словно погружает читателя в мир любимых книг детства. Мари-Лор – слепая французская девочка, выросшая без матери, веснушчатая, как Поллианна и Анна из «Зеленых крыш».  Вернер Пфенниг и его сестра Ютта – сироты из немецкого шахтерского городка, расположенного неподалеку от Эссена. Вернер – семилетний мальчик с белоснежными волосами, напоминающий Питера Пэна, очень одаренный, с хрупкой мечтой стать инженером в городе, где всех подрастающих мальчиков ждет одна участь – глубины шахты и тяжелый труд, сгубивший их с Юттой отца.


Мари-Лор исполнилось 6 лет, когда начинается эта история в Париже 1934 года. Здесь она живет со своим любимым папой, хранителем ключей и талантливым слесарем Национального музея естественной истории. Среди его сокровищ – редкий голубой алмаз с красным пламенем внутри – Море огня, проклятый камень, хранящий жизнь лишь своему владельцу.


Отец Мари Лор – мастер по изготовлению деревянных  головоломок с секретом из дерева. Он изготовил макет – точную миниатюрную копию  - своего района Парижа, а впоследствии бретонского Сен-Мало, изучив которые, используя пальцы как глаза, Мари-Лор смогла самостоятельно передвигаться по городу. Кроме этого, пережить ужасы оккупации, разрушения и общее запустение, ей помогут бессмертные романы Жюля Верна, которые девочка читает по азбуке Брайля.


Талант Вернера привлекает внимание нацистов, и мальчика направляют в спецшколу, готовящую элитные кадры для Третьего рейха. Главы, посвященные обучению Вернера в этой школе и судьбе его друга Фредерика, пожалуй, самые сильные в романе. Здесь нет украшательства и приторной сентиментальности. Здесь Дорр очень зримо дает понять, как простой немецкий народ превратился в ужас Европы.


Отец Мари-Лор стал хранителем одной из копий (или, все-таки, оригинала) алмаза «Море огня»  и отправился с дочерью в город-крепость Сен-Мало, на побережье Бретани. Гений Вернера ставится на службу рейха. Он отслеживает радиопередатчики сопротивления по всей Европе, пока не оказывается в Сен-Мало, где дядя Мари-Лор, Этьен, использует свой радиопередатчик в помощь французскому сопротивлению. Есть еще немецкий экспроприатор художественных ценностей, который охотится за «Морем огня».


Дорр возводит здание романа из мифологии, технических достижений и эволюционных высот природного мира. Улитки, моллюски, обитатели неба и земли – все удивляет и восхищает, работая на замысел автора.
Роман получился на удивление сентиментальным. Сентиментальность здесь подобна мощной дымовой завесе. Она укрывает читателя от шквала глубокого эмоционального переживания, избавляет от размышлений над этическими последствиями происходящего. Она заменяет глубину глянцем, а это уже дурной вкус.


Смущает и прорывающийся высокопарный, временами оперный стиль. Все существительные на странице снабжены, по меньшей мере, одним прилагательным, и эти прилагательные слишком часто мерцающие, прозрачные, светящиеся. Если глаза, то потрясенные; если ночи, то светлые и звездные; если чайки, то алебастровые, ели изгороди, то непременно живые.



Тем не менее, внимание автора к деталям делает ему честь. Рассказчик он потрясающий. Не отрываясь, следишь за судьбами героев, а внимание и интерес к ним не ослабевает до последней страницы. И за это плетение сказки Энтони Дорру можно простить многое.