четверг, 23 июля 2015 г.

Японская гравюра укиё-э: Куниясу Утагава



Куниясу Утагава принадлежит к третьему поколению учеников прославленной школы Утагава, переживавшей свой расцвет вплоть до конца периода Эдо в 1868 году.



Сохранившиеся сведения о жизни художника крайне скупы. 



Известно, что его настоящее имя - Ясугорё.



Став учеником известного мастера Тоёкуни Утагава, он, по традиции, взял себе имя, начинающееся с последнего иероглифа учителя -Куни и фамилию знаменитой школы.



Следуя за учителем, Куниясу работал в жанре театральной гравюры якуся-э, предпочитая многофигурные композиции драматических сцен портретам актеров.



Куниясу, обладая тончайшим восприятием прекрасного, любил работать и в других жанрах. 



Он с удовольствием изображал красавиц, любил выполнять утонченные пейзажи и милые поздравительные открытки - суримоно, в которых его талант проявился с особенной самобытностью.



На протяжение своей недолгой карьеры, художник проиллюстрировал около сотни книг.



Его постигла преждевременная смерть в возрасте 39 лет. 



Даже после смерти оттиски его гравюр охотно продавались еще долгое время, что позволяет говорить о популярности этого талантливого художника. 



До наших дней сохранилось не так уж много гравюр Куниясу, его работы достаточно редки. 


четверг, 16 июля 2015 г.

"Нож сновидений" Роберт Джордан



Роман опубликован 11 октября 2005 года. Вскоре занял первую строку в списке бестселлеров по версии Нью-Йорк Таймс.



Как говаривал Лев Толстой: "Все приходит вовремя к тому, кто умеет ждать". Слова эти он вложил в уста Михаила Кутузова, упорно избегающего прямого столкновения с армиями Наполеона. Так и Джордан, заставляя читателей блуждать среди второстепенных персонажей на протяжение последних четырех книг, в "Ноже сновидений", наконец, сдвинул с места основной сюжет.



Всем, кто этого ждал, будет приятно услышать, что большинство вспомогательных сюжетных линий, в которых увязли читатели, будут завершены. К ним относятся и затяжная погоня Перрина за Фейли, и нестабильная борьба Илэйн за трон, и вялый исход Мета из Эбу Дар, с его неуклюжими ухаживаниями за Туон. Некоторые из многочисленных злодеев понесут заслуженное наказание.



Несмотря на то, что положение Ранда и Эгвейн все еще остается шатким, все основные персонажи, так или иначе, разворачиваются к Последней Битве. Темп повествования значительно увеличивается, местами комкая предварительно длинно затянутые сюжетные ходы, оставляя их их без всякого объяснения. Джордан активно взялся за продвижение центральной истории, не отказываясь от пристального внимания к деталям и подробностям в описании своей вселенной.



Так, слишком большое внимание уделяется чреде бесконечных наказаний 
Эгвейн в Белой Башне, или стенаний Илэйн по поводу своей беременности. Вообще, гендерные проблемы - некая фишка Джордана, на которой он постоянно спотыкается, в попытках если не решить, то всесторонне их осветить. Из-за этого он постоянно сваливается в клише войны полов, вызывая дополнительное раздражения читателя.



Порадуют поклонников описание боестолкновений, изображенные эпически, крупными и смелыми мастерскими мазками. Конечно, они спасают роман от тех многочисленных недостатков, на которые неоднократно указывали как поклонники серии, так и ее недоброжелатели. Но даже последние не могут не признать, что Джордан - великолепный рассказчик.
Мир, который он создал, вырос в настоящую вселенную, а миф, который лег в основу этой вселенной, ничем не уступает мифу Средиземья.



У Толкиена было и и есть немало подражателей, но лишь Джордана можно назвать наследником мастера. Он не лишен недостатков, не сопоставимы и масштабы таланта, но трудно предположить, что кто-нибудь в обозримом будущем сможет превзойти труд Роберта Джордана.