четверг, 25 июня 2015 г.

"Перекрестки сумерек" Роберт Джордан




Роман опубликован 7 января 2003 года. В списках бестселлеров по версии "Нью-Йорк Таймс" удерживался первым номером в течение трех месяцев.




Всякий уважающий себя писатель, взявшись за создание произведения в жанре эпического фэнтези, учитывает печальный опыт романа "Перекрестки сумерек". Для каждого писателя он служит уроком того, как легко, растворившись в многочисленных сюжетных линиях и описательных деталях потерять контроль над повествованием. Даже самые ярые поклонники цикла "Колесо времени" не находят аргументов для защиты романа "Перекрестки сумерек"



В это почти невозможно поверить, но огромный роман подробно описывает события произошедшие в течение всего нескольких дней. Перрин Айбора продолжает преследование Шайдо и ищет способ спасти из плена свою бесценную Фейли. 



После длительного марша в течение двух предыдущих книг, армия повстанцев Айз Седай, наконец, подходит к Тар Валону и начинает его осаду. 



Мэт Коутон, наконец, бежит из Эбу Дар, прихватив с собой не только Айз Седай, бывших сулдами, шончанских беглецов, но и шончанчанскую принцессу, обещанную ему в жены.Вместе с бродячим цирком он очень неспешно продвигается по вражеским землям, пытаясь покорить сердце коварной Дочери Девяти Лун.



Иллейн Траканд все еще отражает осаду Кеймлина, продолжая борьбу за трон Андора. Ранд, очистив источник мужской половины Силы, удаляется с Найнив, Кадсуане и Мин в южный Тир.



Единственная значительная новая сюжетная линия связана с великим полководцем Роделом Итуральде из Арат Домона, организовавшим сопротивление против агрессии шончан. 



Складывается впечатление, что структура романа крайне не продумана. Предыдущая книга, "Сердце зимы", заканчивается, возможно, самым значительным событием на данный момент, Ранд избавил саидин от порчи. Казалось бы, следует раскрыть значение этого события на страницах пролога в последующем романе, но Джордан этого не делает. Не получив разъяснений, каждый читатель вынужден сам делать выводы, основываясь на собственном понимании, испытывая чувство неудовлетворения. Это чувство усиливается, когда читатель, преодолев семисотстраничный роман, понимает, что во вселенной Джордана ни одна сюжетная линия не сдвинулась с места. Несколько острых моментов, например, нравственная дилемма Перрина, ситуацию не спасают.



Остается только надеяться, что масса сюжетных наслоений, скрупулезная детализация окончательно не похоронят магистральную линию романа. Очевидно, что Джордан, выпустив такое количество романов, желал чего-то большего, чем просто стать автором самой длинной хроники в истории жанра.  

Комментариев нет:

Отправить комментарий