четверг, 25 июня 2015 г.

"Перекрестки сумерек" Роберт Джордан




Роман опубликован 7 января 2003 года. В списках бестселлеров по версии "Нью-Йорк Таймс" удерживался первым номером в течение трех месяцев.




Всякий уважающий себя писатель, взявшись за создание произведения в жанре эпического фэнтези, учитывает печальный опыт романа "Перекрестки сумерек". Для каждого писателя он служит уроком того, как легко, растворившись в многочисленных сюжетных линиях и описательных деталях потерять контроль над повествованием. Даже самые ярые поклонники цикла "Колесо времени" не находят аргументов для защиты романа "Перекрестки сумерек"



В это почти невозможно поверить, но огромный роман подробно описывает события произошедшие в течение всего нескольких дней. Перрин Айбора продолжает преследование Шайдо и ищет способ спасти из плена свою бесценную Фейли. 



После длительного марша в течение двух предыдущих книг, армия повстанцев Айз Седай, наконец, подходит к Тар Валону и начинает его осаду. 



Мэт Коутон, наконец, бежит из Эбу Дар, прихватив с собой не только Айз Седай, бывших сулдами, шончанских беглецов, но и шончанчанскую принцессу, обещанную ему в жены.Вместе с бродячим цирком он очень неспешно продвигается по вражеским землям, пытаясь покорить сердце коварной Дочери Девяти Лун.



Иллейн Траканд все еще отражает осаду Кеймлина, продолжая борьбу за трон Андора. Ранд, очистив источник мужской половины Силы, удаляется с Найнив, Кадсуане и Мин в южный Тир.



Единственная значительная новая сюжетная линия связана с великим полководцем Роделом Итуральде из Арат Домона, организовавшим сопротивление против агрессии шончан. 



Складывается впечатление, что структура романа крайне не продумана. Предыдущая книга, "Сердце зимы", заканчивается, возможно, самым значительным событием на данный момент, Ранд избавил саидин от порчи. Казалось бы, следует раскрыть значение этого события на страницах пролога в последующем романе, но Джордан этого не делает. Не получив разъяснений, каждый читатель вынужден сам делать выводы, основываясь на собственном понимании, испытывая чувство неудовлетворения. Это чувство усиливается, когда читатель, преодолев семисотстраничный роман, понимает, что во вселенной Джордана ни одна сюжетная линия не сдвинулась с места. Несколько острых моментов, например, нравственная дилемма Перрина, ситуацию не спасают.



Остается только надеяться, что масса сюжетных наслоений, скрупулезная детализация окончательно не похоронят магистральную линию романа. Очевидно, что Джордан, выпустив такое количество романов, желал чего-то большего, чем просто стать автором самой длинной хроники в истории жанра.  

четверг, 18 июня 2015 г.

"Сердце зимы" Роберт Джордан



Роман опубликован в 2001 году.




Роман "Сердце зимы" - девятый том эпической саги "Колесо времени". Как и предшествующие тома, этот, стремится к кульминации, знаменующей временное разрешение конфликта, что позволяет продержать необходимую паузу между публикациями новых частей цикла, но не продвигает его к завершению. С этой точки зрения "Сердце зимы" следует воспринимать как еще одну часть огромного и цельного романа.


По сути своей весь цикл "Колесо времени" напоминает классический английский роман 19-го века, такой каким его публиковали Диккенс или Коллинз в журнальном варианте, отдельными главами. Только, в данном случае, место глав занимают отдельные романы. Они настолько объемны и значительны, что стали явлением в современной литературе.



Случайный читатель, взяв в руки роман "Сердце зимы", будет обескуражен и мало что поймет, потому что цикл "Колесо времени" не предназначен для случайных читателей. В основе повествования лежит Заключение Темного в тюрьму Шайол Гул. Но печати, сковавшие его узилище ослабевают, сторонники Темного, оставшиеся на земле, все больше активизируются, Темный получает возможность касаться мира. Ему противостоит Дракон Возрожденный, Ранд ал'Тор, его друзья и сподвижники.



Сюжетные извивы цикла невероятно сложны, запутаны и многочисленны, но главный конфликт между Рандом и Темным неизбежно закончится Последней битвой. Размах мира, прописанный в мельчайших деталях, невозможно передать в нескольких абзацах этой рецензии. Он включает в себя десятки стран, буквально сотни персонажей, многочисленные сложносоставные политические и культурные группы, вовлеченные в столь же сложные сюжетные линии. 



Джордана не назовешь искусным стилистом, но, как рассказчик интересный и неподражаемый, он потрясает. Конструкция повествования его мегаромана сложна и требует от читателя огромной концентрации. О мастерстве писателя свидетельствует огромное количество поклонников саги по всему миру, преданных серии, несмотря на все ее недостатки. Это особенно примечательно в эпоху клипового мышления, когда длительная концентрация внимания практически невозможна.



Приторможенное продвижение сюжета в последних книгах несколько разочаровало поклонников писателя, но основа повествования, заложенная в первых четырех книгах столь увлекательна, что дает гарантию: миллионы людей будут продолжать чтение. Можно утверждать, что Джордан достиг предела в жонглировании многочисленными сюжетными линиями с их продолжительными проходами в детализации описаний персонажей, одежды, погоды и проч. Они уже достаточно придали инерции и достаточно затормозили ход истории.



В этом смысле роман "Сердце зимы" несколько обнадеживает, хотя и здесь не обошлось без тривиальных романтических дилемм и периодов задумчивого бездействия. Роман нельзя назвать динамичным, но все-таки он продвигается.



Илэйн продолжает свою борьбу за трон Андора. Жена Перрина, Фейли захвачена в плен айил клана Шайдо. После покушения на свою жизнь, Ранд пустился в бега и размышляет об очистке мужского источника силы от порчи. Кадсуане пытается помочь Ранду понять его человеческую природу. Мет пытается вырваться из Эбу Дар и неожиданно получает помощь из неожиданного источника. Шончанская принцесса, Дочь Девяти Лун, прибывает в Эбу Дар. Отрекшиеся затевают заговор против Ранда.



Заключительная глава знаменуется битвой, в которой принимают участие 30 - 40 человек, где Джордан демонстрирует небывалое писательское мастерство, переключаясь между дюжиной точек зрения, не создавая ни малейшей путаницы, или избыточности.Эта точно рассчитанная, эффектная сцена - отличная приманка для чтения последующей книги. Остальное в романе "Сердце зимы" не столь безупречно, но достаточно хорошо. 



Кажется, впервые Джордан начинает связывать старые сюжетные линии между собой, вместо того, чтобы, по обыкновению, создавать новые.
Ставшие уже привычными, недостатки прозы Джордана по-прежнему просматриваются. Банальные характеристики, недостаточная глубина и тонкость. Джордан использует все известные элемент эпического фэнтези, бесстыдно грабя своих великих литературных предшественников, а потом все награбленное выкладывает разом, в одну кучу. Амбиции Джордана больше, чем его талант, но его талант очевиден. Его цикл "Колесо времени" нельзя назвать величайшим произведением жанра, но, в некотором смысле, это завершающий цикл - он исчерпывает жанр. 



четверг, 11 июня 2015 г.

"Путь кинжалов" Роберт Джордан




Роман опубликован 20 октября 1998 года.



Силы вторжения шончан закрепились в Эбу Даре. Найнив Илэйн и Авиенда продвигаются к Кеймлину, чтобы дочь-наследница заявила свои права на трон Андора. В Иллиане Ранд клянется, что отразит вторжение шончан, как уже отразил его однажды в Фалме.



В Гаэлдане Перрин сталкивается с интригами Белоплащников, шончан, шайдо и Пророка. Любимая жена Перрина, Фейли, может поплатиться жизнью, а сам Перрин будет готов заложить собственную душу ради ее спасения. Эгвейн с повстанцами Айз Седай продвигается к Белой Башне с целью восстановить единство, но еще не подозревает о цене, которую придется за это заплатить.



Восьмой том эпической саги "Око мира" был опубликован спустя два с половиной года после предыдущей книги - самый длительный промежуток из всех. Ожидания читателей возрастали от месяца к месяцу. когда же роман вышел, первое, что бросалось в глаза- совсем небольшой его объем по сравнению с предыдущими книгами.



Первые отзывы о книге были отрицательными, даже сегодня многие фанаты Считают этот роман одним из самых слабых из всего цикла. Если до сих пор сага буквально купалась в благосклонности критиков, то "Путь кинжалов" стал для них поворотным моментом. Хвалебных рецензий почти не было.




Сюжет романа по-прежнему интригует, сражения Ранда с шончан добавляют изюминку к повествованию. Тем не менее, "Путь кинжалов" страдает от многочисленных проблем, значительно снижающих его увлекательность.



Уровень сюжетного наполнения существенно снижен. Есть главы, где герои просто едут верхом и бесконечно долго беседуют. И ладно бы эти беседы преследовали сюжетные цели, но, как потом выясняется, никаких сюжетных последствий эти беседы не несут.



История Перрина разворачивается сколь бестолково подробно, столь же и медленно. В это же время, сюжетная линия Мета вообще отсутствует на протяжение всей книги. Понятно, что в это время Мет залечивает раны, полученные от обрушения дома во время нападения шончан, и именно неопределенность судьбы Мета сделала финал предыдущего тома интригующе мощным.



Бесконечное расширение сюжетных линий и персонажей, которое накапливалось постепенно, в "Пути кинжалов" начинает не просто мешать восприятию (невозможно удерживать в памяти многочисленных и малозначительных персонажей), но и начинают потихоньку раздражать. Если раньше эти длинноты игнорировались читателем благодаря убедительности истории, то в этом томе убедительность почти отсутствует. Темп повествования все больше замедляется, и события, которые раньше покрывали несколько глав, растягиваются на целый том.



Джордан словно игнорирует прописную истину, согласно которой, чем ближе к финалу тем больше темп и интенсивность событий. В этой связи возникают большие вопросы к редактуре, вовремя не указавшей на такой явный просчет автору.    

четверг, 4 июня 2015 г.

Малые голландцы: Николас Элиас (Пикеной)




Николас Элиас Пикеной - голландский художник фламандского происхождения - родился в Амстердаме, куда его родители переехали из Антверпена. 


В 1621 году он женился на сироте Бауэнс двадцати одного года. У них родилось десять детей, двое из которых умерли в детстве.


Николас Элиас работал над групповыми (цеховыми) портретами и, популярными в то время, и индивидуальными портретами местных знаменитостей. 


Лучшие произведения написаны в период 1630 - 1637 годов. В это время Николас Элиас набирает большую популярность среди многочисленных заказчиков и покровителей. 


После 1637 года творческая активность падает. Он написал еще несколько групповых портретов, престижных и прибыльных, и небольшое количество композиционных работ на библейские сюжеты.


В 1637 году Николас Элиас купил дом у Адриана Пау в престижном районе модных художников и ведущих ювелиров. 


Ранее дом принадлежал учителю Элиаса, Корнелису ван дер Ворту, позднее - Хенрику ван Эйленбургу, который тесно сотрудничал с Рембрандтом, предоставляя ему мастерскую в этом доме, в 1631 - 1634 годах. 


Саския, любимая жена Рембрандта, была племянницей Эйленбурга. 


Таким образом, дом, приобретенный Элиасом, был центром портретной живописи на протяжение многих десятилетий. 


В 1639 году Рембрандт вернулся в этот район, купив соседний с Пикеноем дом. Здесь был написан знаменитый "Ночной дозор", здесь же находится квартира-музей художника.


Как и Рембрандт, Элис был не в состоянии выплатить кредит, взятый на покупку дома, и после восьми лет проживания был вынужден продать его.


Николас Элиас Пикеной оставил заметный след в групповом портрете - заметном явлении изобразительного искусства Золотого века голландской живописи. 


Рожденный духом революции и протестантской этикой, он приходит на смену единоличному парадному портрету монархов, утверждая дух коллективизма и коллегиальности в принятии решений. 


Здесь важен каждый изображаемый, потому что каждый вносит цену за собственный портрет, лично вручая деньги художнику, подчеркивая индивидуальную значимость. 


После исполнения, картина дарится гильдии, сохраняя лица благотворителей, которыми являлись изображаемые, строящие больницы, содержащие школы и работные дома, далеким потомкам.


Картины Пикеноя практически не выделяются на общем фоне работ его современников. 


Обычно, его работы характеризуют ярко падающий свет, отчего фигуры оказываются резко очерченными, гипертрофированные жесты, большие зеленовато-коричневые тени и необычной формы глаза.