четверг, 16 февраля 2017 г.

«Дафна» Жюстин Пикарди



Роман опубликован в 2006 году



Жюстин Пикарди обладает внушительным послужным списком: бывший редактор «Vogue», соавтор нескольких книг, обозреватель ведущих газетных изданий. Поэтому, когда Пикарди в своем романе решается поднять две животрепещущие темы – биографию Дафны дю Морье и семейства Бронте – ожидания читателей сразу стремительно повышаются.


И редко случается так, чтобы эти ожидания были обмануты настолько, как в данном случае. Под пером Пикарди, по крайней мере, должна была родиться интригующая и чарующая сказка. Она начинается в 1957 году и застает дю Морье на грани нервного срыва почти такого же кризиса, в который погрузился ее муж, генерал Том Браунинг. Дафна обнаружила доказательства его романа с другой женщиной  и, изо всех сил, пытается сохранить брак. Одновременно, чтобы уйти от депрессии, она погружается в работу над биографией Брэнуэла Бронте, чья личность всегда привлекала писательницу. Она начинает переписку с бывшим хранителем музея Бронте в Хауроте, Алексом Симингтоном, который обещает предоставить, а затем удерживает, жизненную важную информацию, необходимую для этой работы.


К этой истории прилагается другая, современная, о молодой женщине, чье имя читатель узнает лишь в финале, Джейн.  Джейн - аспирантка в Кембридже и только что вышла замуж за преподавателя гораздо старше, чем она сама, который с пренебрежением относится к ее  работе над диссертацией о дю Морье. Но Джейн буквально одержима творчеством и личностью Дафнф. Поскольку ее брак рушится, она еще глубже погружается в мир дю Морье, а, кроме того, она не в меру интересуется первой женой своего мужа, красивой, независимой, талантливой и сильной женщиной (перекличка с «Ребеккой» сколь преднамеренная, столь и неуклюжая). Этот интерес заведет девушку до того, что она будет сопровождать бывшую жену своего мужа в музей Бронте в Хауорте – и, да, направит исследование Джейн в ту же строну, что и исследование дю Морье 50 лет назад.


В эту и без того круто заваренную смесь, примешивается связь между Генри Джеймсом, дедом Дафны, с Барри и братьями Ллевелин Дэвис, один из которых стал прототипом Питера Пена. Казалось бы, в этом почти четырехсотстраничном тексте достаточно места для маневра, но возникает стойкое впечатление, что перед вами одна из самый напрасно переполненных литературных сказок, как будто Пикарди спотыкается на ссылке после ссылки, не понимая, чем их объединить и создать хотя бы видимость целостности повествования.


Но совсем не это самая большая проблема романа «Дафна», на самом деле это наименьшее из зол. Поражает то, с каким апломбом Пикарди создает абсолютно вторичный текст. Если  писательница надеялась, что такой стиль будет вызывать некоторые романтические ассоциации со стилистикой дю Морье, то она промахнулась. Этот мир, где «надежда» превращается в «пыль», где небо «натянуто как барабан», где тьма «падает» и ненависть «наводняет» (список можно продолжать), вызывает недоумение, учитывая редакторский опыт писательницы.


Еще большей проблемой является отсутствие психологической глубины в этой истории. Казалось бы, молодая женщина пытается всерьез анализировать, что не так в ее браке, а Пикарди не находит ничего лучшего, как объяснить неудачу молодостью, неопытностью и отсутствием интеллектуальной привлекательности темы диссертации для мужа Джейн. То же самое касается глав о браке дю Морье. Они настолько мелодраматические и поверхностные, что просто не способны вникнуть в то, что случилось с отношениями супругов.


В Заключительном разделе Пикарди благодарит дочерей дю Морье, и это многое объясняет.  Писатель должен иметь осколок льда вместо сердца, когда речь идет о подобных исследованиях. Он должен быть беспристрастным и безжалостным. Пикарди, боюсь, в данном случае, слишком почтительна и подобострастна.



Дю Морье была восхитительной женщиной, которая писала увлекательные книги, но она всегда казалась мне очень тревожной и невероятно манипулятивной. Ее темная сторона всегда будет возбуждать интерес читателей, но Пикарди либо не прочувствовала это, либо не смогла воплотить. Какое разочарование.

четверг, 9 февраля 2017 г.

«Тайная книга» Грегори Самак




Роман опубликован в 2014 году



Идея романа возникла у Грегори Самка веще в 2002 году, когда Франция ужаснулась большим успехом и популярностью Жан-Мари Ле Пена на выборах. Писателю потребовалось долгие десять лет для ее воплощения. Первоначально, роман «Тайная книга» был размещен в свободном доступе в интернете на сайте   «Amazon». Неожиданно для автора, он быстро вошел в Топ 100, затем в Топ50, а затем и в Топ10, получив многочисленные хвалебные отзывы от читателей.


Повальное чтение в интернете вызвало интерес многих традиционных издательств, и появление бумажного варианта стало лишь вопросом времени. Затем, книга была представлена на лондонской книжной ярмарке, где ведущие мировые издательства выкупили права на перевод.


Ключевым вопросом романа стал вопрос о судьбе в ее духовном измерении. Если бы вы могли изменить свою судьбу, что бы вы сделали?


Элиас Эйн, выйдя на пенсию, поселился в маленькой австрийской деревушке, в старинном доме, с удивительным секретом. В его подвале есть комната, где хранится Тайная книга, в которой записаны судьбы всех людей, живых и мертвых. Потерявший семью во время последней войны, Эйн получает возможность изменить ход истории.


Роман представляет собой нечто среднее между утопией и альтернативной историей. После мощной лейтенантской прозы, российскому читателю он покажется откровенно слабым и наивным. Плохо проработаны не только характеры персонажей, но и концепция романа. Как в любом дебютном романе, ощущается заметное влияние прозы Цвейга и Кафки на начинающего писателя. Не обошлось без клише и банальностей.




Вряд ли российский читатель разделит сентиментальный восторг европейских поклонников романа. Плоские герои, делящиеся на «хороших» и «плохих» парней, упрощенная психология, неубедительная мотивация, и, наконец, слабый экшен, скорее всего, разочаруют, чем привлекут наших читателей, даже самых молодых, не говоря уже о старшем поколении.

четверг, 26 января 2017 г.

«Дождь Забвения» Аластер Рейнольдс




Роман опубликован 25 ноября 2004 года


Аластер Рейнольдс  прославился в 90-х годах прошлого века как один из самых интересных молодых фантастов. Его жесткие, полные интриг и драматических действий космические оперы, сложившиеся в цикл «Пространство откровения», захватили читателей по всему миру.


«Дождь Забвения» с самого начала демонстрирует свою противоположность всему тому, что Рейнольдс  написал до сих пор. Для начала, действие разворачивается в Париже. Более того, это Париж 50-х годов 20-го века. Уэнделл Флойд - американец, перебравшийся во Францию, чтобы сделать карьеру джазового музыканта. Но вместо этого, стал частным детективом, как и его партнер, Андре Кюстин. Время от времени, они до сих пор играют в маленьких залах старую добрую классику, чтобы как-то свести концы с концами. Лишь большая потребность в деньгах, заставляет Флойда взяться за расследование дела, замешанного на очевидном самоубийстве. Когда молодая американка Сьюзен Уайт была найдена мертвой под балконом квартиры, которую снимала, ее арендодатель не соглашается с мнением полиции, что она совершила этот прыжок без посторонней помощи, и нанимает Флойда с Кюстином для выяснения всех обстоятельств этого необычного происшествия.


Поклонники творчества Рейнольдса уже привыкли к тому, что действие его романов развивается двумя параллельными линиями, поэтому для них не будет шоком то обстоятельство, что следующая глава начнется где-то совсем в другом месте галактики. Но на этот раз читатель окажется снова в Париже, но в совершенно ином Париже, покрытом толстой ледяной коркой, на поверхности которого обитают лишь мириады фурий, порождений страшной катастрофы, названой Нанокостом; в Париже 23-го века. Париж и вся Земля необитаемы, оставлены людьми, умирающие. Археолог Верити Ожье проводит тут свои «раскопки», пытаясь отыскать хотя бы крупицы утраченной человечеством истории. Но несчастный случай приводит к гибели одного из ее помощников. В то время как Ожье ожидает судебного разбирательства, которое может поставить крест на ее карьере, по почте приходит странная карта Парижа 20-го века. Карта, которая совершенно не соответствует действительности.


Понятно, что две эти сюжетные линии связаны между собой и должны когда-нибудь пересечься. На этот раз, слияние двух линий происходит практически сразу. Ожье, не успев глазом моргнуть, оказывается в мире Флойда и обнаруживается, что они необходимы друг другу, чтобы выжить и раскрыть все, что скрыто. Именно с этого момента роман обретает новое напряжение и атмосферу, поглощающую читателя целиком. И  именно это слияние сюжетных линий знаменует собой начало распада всей ткани романа.


Рейнольдс стремительно проносится по одним главам и надолго застревает в других. Это отнюдь не фатально для всей истории, и «Дождь Забвения» остается довольно приятной книгой, но возникает раздражение от того, что автор, отлично регулируя динамику и скорость движения в первых двух третях текста, в последней трети вдруг убирает ногу с педали «газ» позволяя роману кое-как добраться до финала. Правда, эта последняя треть представляет собой сплошную и будоражащую погоню, которые  удаются писателю особенно хорошо, но даже хорошо написанная погоня превращается в бесконечную, если длится слишком долго.


Кроме того, когда речь идет об опасных технологиях будущего, Рейнольдс чувствует себя, как рыба в воде. Но как только речь заходит о более широком политическом конфликте, роман тут же начинает терять фокус. Он словно застрял в той истории, которой сам был особенно заинтересован, и не смог из нее вырваться в более широкий контекст.


«Дождь Забвения" это не только нуар, научная фантастика и альтернативная история в одном флаконе, это еще и история любви, но, к сожалению, не очень хорошая. Это потому, что психология характеров никогда не являлась сильной стороной писателя. Его персонажи могут быть дерзкими, пылкими и отважными, но им всегда не хватает глубины и драматизма. Рейнольддс  фокусируется на проявлениях любви с большой нежностью, но она так и остается любовью между литературными персонажами, далекой от настоящей реальности.



Вы обнаружите в романе большое количество находок: она захватывает как хороший триллер, поражает блеском лучистой фантазии писателя. Но, при этом, не оставляет чувство, что Рейнольдс замахнулся на большее, чем смог воплотить.

четверг, 19 января 2017 г.

«Здесь обитают призраки» Джон Бойн




Роман опубликован в 2013 году



Почему нам нравятся страшные истории? Н а этот вопрос очень внятный ответ дали романы Анны Радклиф еще на заре 19-го века. Ее наивные истории о призраках, так пугающие публику викторианской эпохи,  со всей очевидностью, продемонстрировали, что нам нравится, находясь в полной безопасности, испытать подступающий холод мистического страха, снова и снова.


Если и существует перечень элементов, которые должны появиться в истории с призраками, то Джон Бойн подошел к нему очень избирательно и осторожно. Есть ряд характерных и узнаваемых элементов: изолированный старинный особняк; дети (всегда в пижамах), одиноко стоящие на каменных ступенях и говорящие о вещах, которые просто не могут происходить; искалеченные люди, спрятанные на чердаках; туман; стук копыт; угрюмые слуги и множество вопросов без ответов.


Роман Бойна, типичный роман о доме с приведениями, содержит все эти элементы и многое другое. Там есть прислуга, которая испаряется, зайдя за угол дома. Зло выглядящий конюх, играющий на лире. Действие, происходящее на фоне  в конце викторианской эпохи, что само по себе украшает историю. И, наконец, героиня, волевая, сострадательная гувернантка, не теряющая чувства реальности в самых драматических моментах.


В отличие от большинства подобных историй, героиня, спасающаяся от своих собственных проблемных обстоятельств, отправляется в путь по зову странно сформулированного объявления, не теряет самообладания даже в обстановке реальной смертельной опасности. Все гувернантки, кроме той, что работала до нее, были убиты; прекрасные лицом, трудные дети, обращающиеся к своей умершей матери в настоящем времени, потому что она ПРИЗРАК, и вы можете кричать, но это вам не поможет.


Несмотря на все эти, ставшие уже банальными, приемы, что-то заставляет читателей продолжать чтение. Бойну удается создать напряженную атмосферу не благодаря узнаваемым элементам, а за счет рассказчицы: хорошей молодой женщины в душном замкнутом мирке поместья, чья устойчивость и прочность очень привлекательны.


Эта история дома с приведениями не столь тревожная, как, например у Джона Харвуда, но очень заманчивая.   Она представляет собой своеобразный эквивалент рассказа у костра, сполохи которого освещают лицо рассказчика.  Нам нравится слушать такие истории, потому что на самом деле нам ничего не угрожает, и именно поэтому роман Бойна работает. Легкий дискомфорт в темноте, крепкий сон, а утром все будет хорошо. Некоторые могут посетовать на отсутствие новых приемов, но призрак в нужном месте всегда заставит подпрыгнуть от страха.



Да, эта история может показаться простой, но она гораздо сложнее, чем выглядит…

четверг, 12 января 2017 г.

«Флоренс и Джайлс» Джон Хардинг





Роман опубликован 4 марта 2010 года



Джон Хардинг – это тот самый смелый писатель, который взялся на новый лад переписать историю, рассказанную Генри Джойсом в знаковом «Повороте винта». Так Флора и Майлз стали Флоренс и Джайлсом, а усадьба Блай превращается в Блайт-хаус, старинный полуразрушенный особняк, расположенный в Новой Англии в 1890-х годах. К счастью, Хардинг внес собственные хитроумные ловушки, позволившие ему создать собственную готическую историю ужасов.


Рассказчиком здесь выступает уже не гувернантка, а двенадцатилетняя Флоренс, ее воспитанница. Девочка одинока и заброшена. Ее младший брат отправлен в школу, расположенную далеко от дома; ее опекун проживает в Нью-Йорке. Чуть ли ни единственным обществом девочки является добродушная экономка миссис Граус. Большую часть своего времени Флоренс проводит в библиотеке или в заброшенной башне дома, где она создает свой собственный маленький и безопасный мир. С недавних пор, у нее появился единственный друг Тео Ванхузер, болезненный мальчик из соседнего поместья.


Этот тесный мирок угрожает разрушить новая гувернантка, мисс Тейлор, появившаяся в момент окончательного возвращения Джайлса, переведенного на домашнее обучение. Она берет на себя управление домом. Флоренс замечает в ней что-то зловещее. Очевидно, она видит в Флоренс врага и обожает Джайлса. Кажется, брату грозит беда…


Как и гувернантка у Генри Джойса, Флоренс – ненадежный рассказчик. Девочка, выросшая в условиях ограничений, сама научившаяся читать, обладающая богатым воображением, она могла, как пережить описываемую ее историю, так и придумать большую ее часть.



Кажется, Хардинг не стремился создать по-настоящему темную историю ужасов. Вместо этого, он написал занимательный, не лишенный юмора, убедительный роман в неоготическом стиле, легкий и необременительный, не забыв об открытом финале своего прославленного предшественника.


четверг, 22 декабря 2016 г.

«Невинный сон» Карен Перри




Роман опубликован 18 февраля 2014 года.



Пять лет назад, трехлетний Диллон исчез. Для его отца Гарри – который оставил спящего мальчика одного в доме на роковых десять минут – это было непростительное упущение. Тем не менее, мать Диллона Робин никогда не винила мужа: бремя вины от ее собственного секрета и без того было невыносимым. Теперь они пытаются жить дальше, оставив позади Танжер, где все это произошло, и, вернувшись в Дублин.


Но их существование переворачивается с ног на голову с того дня, как Гарри увидел восьмилетнего мальчика в толпе. Гарри убежден, что этим мальчиком был его пропавший сын Диллон. К несчастью, мальчик исчезает из виду прежде, чем Гарри успевает что-либо предпринять. Уверенность Гарри быстро превращается в одержимость, которая погружает их с Робин неустойчивый брак в раскручивающуюся спираль настоящего безумия, обнажая обманы и постыдные тайны. Все, чем Робин и Гарри дорожили, ставиться под сомнение.


«Невинный сон» относится к тому редкому роману, который только выиграл от наличия двух авторов (за именем Карен Перри скрываются два ирландских писателя – Пол Перри и Карен Gillece), которые очень постарались, создав правдоподобную и тревожную историю. Написанная с двух точек зрения, Гарри и Робина, история подвергает их брак тщательной проверке, осложненной  разрушительной потерей и личным горем, которое стало повседневностью.


В то время как основная тайна, лежащая в центре романа, сокрыта, большая часть повествования обращается к крайне эмоциональной внутренней борьбе мужа и жены. Их брак скрепляет и разрушает общая потеря, грязные личные секреты и бескрайнее личное горе, которое воздвигает между супругами незримую стену.


Все выходит на поверхность в болезненной развязке, когда Гарри признается Робин в том, что видел Диллона живым, но Робин считает это безумием.


Писатели безжалостны к своим героям, в изобилии демонстрируя их недостатки и пороки. Танжер добавляет экзотики в повествование, снабжая его яркими красками. В то время как Робин кажется стойкой и непогрешимой, слабые стороны Гарри, и как мужа, и как отца, выглядят вопиющими. Не идет на пользу ни его зависимость, ни одержимость, ни самоубийственное поведение. В сущности, он так и остался незрелым юнцом, и единственное, что его оправдывает – любовь к собственному ребенку, которую он несет в себе.


В результате катаклизма утраты, неверности, раскаяния и отчаяния, одна трагедия порождает другую. Финальный поворот сюжета переворачивает всю историю с ног на голову, возможно, чересчур кардинально.


Начинаясь неспешно, повествование постепенно набирает обороты, усиливая напряженность. Не обошлось без штампов и манипуляций, но следует учесть, что это дебютный роман, а в таком качестве, он ладно скроен и очень неплох. Подкупает правильно поддерживаемый баланс между продвижением сюжета и честно описанными человеческими эмоциями. Получился захватывающий триллер и самосозерцательная личная драма с неожиданными поворотами судьбы. Очень оригинально.

четверг, 1 декабря 2016 г.

«Программа. Идентификация» Сьюзен Янг



Роман опубликован 30 апреля 2013 года



Действие этого YA-романа разворачивается в недалеком будущем. Необъяснимая эпидемия депрессий и самоубийств поражает каждого третьего подростка. Отчаявшись спасти молодых людей от самих себя, правительство учреждает Программу, обеспечивающую лечение, после которой подростки превращаются в полую оболочку былой личности.


Семнадцатилетняя Слоун Барстоу уже потеряла своего горячо любимого брата, покончившего с собой, и близкую подругу, отправленную в Программу. Единственная ее надежда дожить до взрослой жизни и избежать Программы – Джеймс, лучший друг ее ушедшего брата, ее любовь и опора.


Когда Джеймс ломается и попадает в Программу, мир Слоун буквально рассыпается. При прохождении Программы, девушка отчаянно цепляется за любую возможность сохранить свою личность. Единственный ее союзник в Программе, такой же, как она пациент, по имени Релм.


После освобождения из Программы, Слоун, как может, пытается восстановить свою жизнь, борясь за возвращение прежних воспоминаний.
В этой значительной психологической драме, Сьюзен Янг, безусловно, выделяется из целого сонма молодых романистов, выпускающих многочисленные YA-романы. В центре ее внимания оказывается не последствия глобальных катастроф, а опасения по поводу поведения подростков, что вызывает у юных читателей глубоко личное, подлинное переживание происходящего. Несмотря на минимальное количество действий, описанных в романе, напряжение создается довольно интенсивное, поскольку читатели переживают мучительные последствия 


Программы, идентифицируя себя со Слоун. Традиционный для жанра любовный треугольник тоже присутствует, когда в жизни Слоун появляется Релм, а воспоминания о Джеймсе стираются, но, при этом, у читателя даже не возникает вопроса, кого действительно любит героиня.


Не следует забывать, что это дебютный роман Сьюзен Янг. Он не лишен недостатков. Текст плосковат, да и идея стирания центров памяти мозга выглядит сомнительной. Мозг большой обманщик. С ним не так легко справиться. Взять хоть память мышц, которая потянет за собой очень многое. Тем, кто учился музыке, это особенно понятно, когда, не помня нот, руки легко играют когда-то давно разученную мелодию. А ведь есть еще запахи, например, и фактуры.



Тем не менее, идея оригинальная, выделяющаяся. Теперь все зависит от того, сумеет ли Янг развить ее концептуально в последующих частях серии.